sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

О НЕПОНИМАНИИ (окончание)

3.
А.В. Медведев.

«Время для диалога еще не пришло…» (окончание)

[2.]


Многоуважаемый Артур Владимiрович!
Прежде всего, позвольте поблагодарить Вас за письмо, сопровождающее отказ напечатать мою статью. Случай по нынешним временам не столь часто встречающийся.
Однако Ваша откровенность не только дает повод, но и, если хотите, обязывает меня также к чистосердечному ответу. Тем более, что проблемы, затронутые в письме, не только вне и выше нас, но, на мой взгляд, весьма злободневные.
Что касается меня, то я сразу же решил Вам ответить, но посчитал, что слово должно быть подтверждено делом и решил дождаться для этого случая выхода сборника, который вскоре должен был быть напечатан. И как только это случилось, сел за ответ.
Прежде всего, о себе (исключительно для того, чтобы всё остальное было понятным): о моем, по Вашему определению, т.н. «ультра-консерватизме, радикализме». И здесь никак не обойтись хотя бы без нескольких слов о вере, которая действительно является не только якорем моего личного спасения в неспокойном мiре, но также и компасом моих творческих, исследовательских усилий. Да, я принадлежу, если так можно выразиться, к нормальному Православию (не к какому-либо расколу или секте). Т.е. к самому что ни на есть, согласно принятой Вами терминологии, Традиционализму. Это Православие, разумеется, не относится к разряду модернизированного, пролагающего путь ко всемiрной религии, т.е. принадлежащему уже в определенной степени к, опять-таки по Вашему определению, контр-Традиции.
В силу всего сказанного я, разумеется, не принадлежу также к лицам, официально ангажированным Московской Патриархией. Однако молюсь о Патриархе, пусть даже о пребывании его на путях Истины. Но молюсь…
Что касается других моих духовных запросов, не касающихся видимым образом вопросов веры, а скорее относящихся к области культуры, то, кроме родного русского, православного мне нужно и еще кое-что: Песнь о Нибелунгах, Круг Короля Артура, Камелот, Грааль. Жить и не слышать Баха, Гайдна, Бетховена, Шумана и, конечно, Вагнера для меня значит дышать одним легким… Да, мне неуютно без святых камней Европы, но и без Белой Индии и сияющих вершин Тибета своего полноценного существования не мыслю. Последнее, может быть, еще и оттого, что родился я и вырос в Иркутске, и моими лучшими друзьями были буряты, якуты, татары, а сказы о бароне Унгерне слышал я наряду с русскими народными сказками.
Ультра же консерваторы и радикалы, согласитесь, всё-таки иные…
Им, скажем, не пришло бы в голову не только предлагать что-либо для публикации в «Волшебную Гору», но даже и читать этот журнал. Как Вы знаете, именно для моего сборника «Россия перед Вторым пришествием» по моему заказу были написаны, а затем и опубликованы в нем хорошо Вам известные тексты В.И. Карпеца. Всё сказанное я сделал бы и сегодня, хотя, разумеется, мягко говоря, не согласен (и тогда, и теперь) с некоторыми Вашими авторами, да и кое с чем из того, что написал Владимiр Игоревич. Это однако нисколько не мешает мне ценить всё это. Более того, не становиться – если это зависит от меня – на пути течения мысли того же Карпеца к людям. Главное для меня, может быть, не быть правым в зависящих от меня публикациях (что всегда просто-напросто даже и невозможно), а раз/воз/будить мысль читателя. Важно движение вперед. При этом, конечно, по мере возможности, не согрешая перед Богом в главном. Как говорил некогда основатель нашего монашества на горах Киевских: иноверца накорми, напои, обогрей, одень, но не похваляй его веру.
Так что с точки зрения терпимости к мнениям других, т.н. толерантности и даже в какой-то степени политкорректности – этих вздорных теток глобализма – мы с Вами можем еще и потягаться. И счет, в конце концов, может оказаться даже в пользу такого «ультра-консерватора и радикала», как я.
Однако кто может всерьез полагать, что мои мнения, с «общечеловеческой» и даже с Вашей частной точки зрения вполне маргинальные, могут вообще сколько-нибудь существенным образом повлиять на кого-либо? Ни при каком, пусть даже самом неожиданном с точки зрения «здравого смысла», раскладе они не смогут быть востребованы, например, реальной политикой.
Тогда откуда же такая реакция?..
1) Компетентный научный редактор со знанием шести языков в ходе обычного обсуждения моей статьи (если я Вас правильно понял) заявляет о выходе из редсовета «Волшебной Горы».
2) «…Если бы мы опубликовали Ваш материал, то… пришлось бы лишиться какого-то числа настоящих и потенциальных авторов».
3) Наконец, журнал откажутся приобретать библиотеки Запада и ведущих университетских центров.
Реакции (и реальная, и предполагаемые) с точки зрения обыкновенного здравого смысла безспорно неадекватная. В Православии первая (это я только для Вас так пишу) именуется просто и ясно: беснование.
Поймите, я вовсе не пытаюсь Вас в чем-то убедить, но просто прошу еще раз задуматься… Ведь повод и предмет, как говорится, налицо.
Всегда воспринимал Ваш журнал (да и сейчас всё еще) не только как площадку для свободного обмена мыслями, но и как некое сообщество единомышленников. Разные веры и политические симпатии, по моему глубокому убеждению, не должны являться препятствием для того, чтобы не только вполне откровенно высказаться (для этого, как Вы понимаете, у меня, скажем, есть и другие возможности), но и быть в определенной степени понятым (раз уж всем нам определено жить вместе). Однако, как видно, я ошибся. Время для диалога еще не пришло. Не исключено, что этот диалог сможет состояться при других, не совсем академических, обстоятельствах и не в печатной, к сожалению, форме. Но и это в том случае, если только мы будем продолжать стоять на путях Правды, пусть даже и в самом их начале, пусть даже только стремиться к этому. Ибо Господь, как известно, целует и наши намерения…
Проблема же, загнанная внутрь, не только саднит, но еще и порождает, в конце концов, самые причудливые, выше всякого воображения, опасные метастазы. Вот почему замалчивание или затыкание рта во сто крат хуже любого самого жесткого и даже несправедливого ответа. Но в споре с изначально равными возможностями. В идеале, конечно, хорошо, чтобы состязание (не критика на уничтожение или яростный спор, а именно состязание: пусть победит, опять-таки, не сильнейший, не искуснейший, а Истина) происходило бы на одной площадке. Отгораживаясь друг от друга китайской стеной, не желая слышать друг друга и не пытаясь понять, не обтачиваясь взаимно, никогда не только никакой Империей не станем, но не будет у нас даже и нормального человечьего общежития. Ни громадного, ни маленького.
Вы прямо позиционируете себя как «Имперский журнал». Но ведь, например, Империя Ромеев (предшественник нашего III Рима) – это не конгломерат, а «цветущая сложность» (по К. Леонтьеву); «цветущая сложность» под управлением Православного Императора, находящегося, в свою очередь, в Симфонии с Православным же Патриархом. Но жили там не только греки или православные, составлявшие, как известно, меньшинство в той Империи. Однако давали жить (и не только: ведь цвела всякая ветвь единого древа) всем. Это нужно не только понимать, но и принимать. Более того, взращивать каждому в своем сердце. А иначе уж какая там Империя?
«Перед этой пресловутой “многонациональностью” почему-то привыкли все как-то сразу стушевываться. До сих пор… Возможно, это и признак современного хорошего “глобалистского” тона. Однако вряд ли нам, православным, стоит предавать забвению конкретный долголетний исторический опыт не менее многонациональной, чем Российская, Византийской Империи, подданные которой придерживались разных вероучений» (Здесь и далее ссылки на страницы посылаемого Вам моего сборника «На Царской страже»).
Публикации Вами Б. Садовского [1], а другими – авторов от В. Розанова до А. Гитлера, ничего не доказывают, по большому счету. Все эти авторы физическими своими телами мертвы и потому, учитывая современную критику, лишены возможности уточнить свою мысль, развить ее в связи с нынешними реалиями, наконец, ответить оппонентам, а, самое главное, возразить на фальсификацию или искажение их мысли.
Вот и получается: они [т.е. опять-таки мы] любить умеют [умеем] только мертвых… Умри, а потом и требуй публикации.
Но шутки в сторону: то, что Вы ставите себе в заслугу (публикацию Толковой Палеи), – деяние на самом деле весьма спорное. То, что нашел «выход» Р.В. Багдасаров (которого я высоко ценю и люблю) и пошел на это покойный В.В. Кожинов (весьма умный ученый, но, к сожалению – для данного случая, по крайней мере, – человек нецерковный) для меня неудивительно. Тот и другой могли это сделать потенциально. И совершили практически. Дело в том, что заменить слово «жидовин» (применительно к талмудистам) на «иудей», есть не «выход» из весьма щекотливого положения, а деяние, за которое рано или поздно придется отвечать. И даже не в том смысле, как я пишу в одной из своих последних книг о графе Ф.А. Келлере: «Маннергейм из затруднительного положения вышел, сохранив жизнь. Келлер – сохранив честь». Дело, повторяю, даже не в этом. Это, к сожалению, тот случай, когда богоубийц по определению (Мф. 27, 25), ибо во многих местах Палеи речь идет именно о таковых евреях, приравнивают к тем, кто до распятия Христа действительно верил Единому Истинному Богу. А это не только кощунственно с точки зрения веры, но весьма некорректно с точки зрения исторической правды. По крайней мере.
А ведь в другом случае Вы будто бы даже сокрушаетесь о моей фразе: «богу ли израилеву». (Так мы плавно переходим к конкретным Вашим замечаниям по поводу моей статьи.) Однако особо отмеченная Вами фраза, как это следует из самой статьи, вовсе не моя, она принадлежит В.В. Розанову. (Но это как говорится, между прочим.) Именно такова оригинальная орфография Василия Васильевича приведенных слов, о чем с полной очевидностью свидетельствует дореволюционное издании его известной книги. (См.: Розанов В.В. Обонятельное и осязательное отношение евреев к крови. СПб. 1914. С. 301).
Это мое замечание, разумеется, совсем не значит, что сам я тем самым как бы дистанцируюсь от строчных букв в этих словах, употребленных в данном конкретном контексте В.В. Розановым.
На это обстоятельство, между прочим, я указывал и в одном из подстраничных примечаний к той моей статье, что была у Вас:
«Мы берем это слово в кавычки и пишем со строчной буквы, поскольку после распятия Господа нашего Иисуса Христа иудеи, как известно, потеряли право на это имя, пользуясь им незаконно при нашем попустительстве, выражающемся, в частности, даже в том, что мы бездумно сами именуем так их государство и его граждан».
Будучи немало озадаченным таким Вашим «непониманием», в сборнике я несколько расширил это свое замечание:
«В связи с тем, что все нами приводимые здесь и далее цитаты относятся ко времени отвержения еврейским народом Господа нашего Иисуса Христа и преданием Его на пропятие и перехода избранничества от Ветхого Израиля ко всем народам, принявшим Христианство (Новому Израилю), слово это применительно к народу-богоубийце [«…Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27, 25).] мы пишем со строчной буквы. На основании обращенных к иудеям слов Спасителя [«Ваш отец диавол» (Ин. 8, 44).] таким же образом мы передаем и слово «бог» в связи с евреями-талмудистами» (с. 434).
Нет, они вовсе не «презрели Христа», как осторожно пишете Вы, а попытались… убить Бога. И то, что им не удалось это, вовсе не их заслуга.
Но суть-то, разумеется не в этом избирательном взгляде с «Волшебной Горы».
В чем же Вы пытаетесь убедить, ссылаясь на две приведенные Вами цитаты из Ветхого и Нового Заветов (Лев. 5, 5-9; Лк. 22, 24)?
Да, были жертвы, в том числе и кровавые. Иисуса Христа действительно принесли в Иерусалим, по обычаю принеся установленные Законом жертвы. Однако после Распятия Христа «пролитие крови», даже в предельно мягкой формулировке о. Павла Флоренского, «перестало быть нужным» (с. 450). В том числе и для этого Спаситель пришел в мiр.
Ветхозаветное принесение в жертву горлиц и голубей, о котором мы читаем в приведенных Вами цитатах, вовсе не одно и то же, что установленное жидами-талмудистами жертвоприношение петуха (либо курицы). Ведь голуби или горлицы в России да и в Европе не такая уж редкость. Но нужен был именно петух. Начало этого обычая «каппарот» относят к VII в. по Рождестве Христовом, о чем пишут и евреи в своих энциклопедиях. И к Ветхому Завету поэтому он никакого отношения однозначно не имеет.
Смысл этого жертвоприношения в другом… Жаль, что Вы этого не поняли (или не захотели?) из моего текста. Теперь, после его публикации, в этом может убедиться любой непредвзятый читатель.
Но далее…
«Каббала, – пишете Вы, – по сути “теологическая система”…» Иными словами «богословская», но, по словам Господа, запечатленным в Евангелии, их «бог»/«отец» – диавол (Ин. 8, 44). С «диаволологической системой», пусть по-русски это и весьма труднопроизносимо, я согласен. Но тогда писать именно так и надо.
Да, из песни действительно слов не выкинешь: «Со времени отвержения Спасителя иудеи (и до того нередко уклоняясь с истинного пути) сильнейшим образом стали тяготеть ко всякого рода паганизму (язычеству), а через него, понятно, и к прямому сатанизму» (с. 436). Отрицать это – значит отвергать не одни лишь богословские истины, а факты реальной истории.
Можно сколько угодно позиционировать себя противником «анти-Традиции», но, когда доходит до дела, вот как позволять оценивать эту самую что ни на есть крайнюю «анти-Традицию»: «Философское и богословское [sic!] наследие иудаизма [не талмудизма ли все-таки?] становится всё более доступным для русского читателя» (рец. А. Щеглова на писания талмудиста Маймонида // ВГ. Т. XI). Автор радуется; вот только вопрос: может ли это действительно радовать?..
После этого продолжаете ли Вы (=журнал) считать талмудизм анти-традиционализмом, а себя – традиционалистом? И если да, то как всё это понимать? Ведь, как хотите, а концы с концами, как говорится, не сходятся…
Можно, конечно, сколь угодно открещиваться от анти-традиционализма талмудистов, на деле понимая всё как бы в их интересах. Да, они (в отличие не только от христиан всех конфессий, но также мусульман и буддистов) никого к себе не зазывают. Миссии у них, как известно, практически нет. Но вот в распространении среди гоев своих взглядов на те или иные реалии они действительно весьма заинтересованы.
Заметьте, однако, что вся эта история с Толковой Палеей, о которой пишете Вы, происходит на фоне публикации синагогой Шулхан-Аруха. И ведь Палея с ее «жидовинами» в наше конкретное время совсем не одно и то же, что накрытый жидами стол с его человеконенавистническими антигоевскими (т.е. направленными практически против всех неевреев) правилами поведения. Не только древними, имеющими одно лишь историческое значение, законами, а и теперешними. Однако при всем этом лично я, например, не против публикации «Шулхан-Аруха». То есть не уподобляюсь просвещеннейшему, политкоректнейшему, толерантнейшему покойному академику Д.С. Лихачеву, которого, между прочим, некоторое время довелось знать лично.
«И нашим недругам, – заключаете Вы рассказ о маскировке “жидовина” “иудеем”, – не удалось повесить на ВГ ярлык “антисемитского” издания, что сразу бы маргинализировало нашу деятельность». Простите, но когда я читаю эту Вашу фразу, на ум невольно приходят слова храброго зайца: «Я утонул, но не дал себя растерзать свирепому волку, который стерег меня на берегу».
Но именно по причине «страха иудейска» происходит и «закат богословской мысли», о чем Вы совершенно справедливо пишете. В этом главная причина этого явления. Собственно говоря, сегодняшнюю реальность вполне раскрывает содержащийся в Новом Завете совет на последние времена: «держи, что имеешь» (Отк. 3, 11).

4.
Дарственная надпись А.В. Медведева на одном из выпусков «Волшебной Горы».


Позволю себе также заметить, что «духовная ответственность», о которой Вы пишете, заключается вовсе не в соглашательстве, не в назывании черного, нет, даже не белым, а хотя бы и серым. Она – в следовании (насколько это возможно) Истине. И не только с точки зрения ортодоксальной религии, но и морали, впрочем, как Вы понимаете, опять-таки основанной на религиозных ценностях.
Конечно, можно было бы повторить слова святого Великого Князя (т.е. еще и реального политика) Александра Ярославича Невского о том, что «не в силе Бог, а в Правде».
Что сила Божия в немощи совершается (2 Кор. 12, 9).
Что самое погибельное быть ни холодным, ни горячим (Отк. 3, 15).
Но для Вас это пока что, вероятно, пустой звук. Во всяком случае, не более чем цитаты из одной из Священных Книг мiровых религий. Лично я уповаю, что этот Ваш выбор не окончательный.
Но речь сейчас не об этом. Ведь в закрытую дверь, как известно, не входит даже Сам Христос. Он только стоит и самым деликатнейшим образом тихо стучит в дверь нашей убогой клети…
Однако именно из-за «закрытых дверей» проистекает Ваше искреннее непонимание моего «некорректного сведения к общему знаменателю: вогулов, кельтов, иудеев, каббалистов и пр.»
«Это совершенно разные традиции», – пишете Вы.
Быть может, с точки зрения верящего в Традицию (за которой нет Бога, а только культура, философия и история) это и трудно. Но есть и другой подход, который можно, конечно, оспорить, но от которого и нельзя просто так отмахнуться.
«Но что же может быть общего между приверженцами столь разных верований и учений, о которых мы писали: талмудистов, сатанистов, масонов, паганистов (язычников) и раскольников? – Прежде всего, участие в цареубийстве стало для них возможным благодаря отвержению/отступлению их от единственной Истины (Христа). Степень же их причастности к ритуальному убийству Помазанника Божия и есть степень их отдаленности от этой Истины» (с. 477).
Если бы было иначе, Вы наверняка поняли бы меня и разделили со мной радость облеченного в слова и потому теперь уже общего нашего понимания. Так же как и я, например, радовался, когда прочитал статью Али Тургиева «Башни сатаны» (ВГ. Т. IX, особенно с. 172-173 [2]), не раз копируя эти страницы для своих знакомых (тех, кого, я знал, не оттолкнули бы внешние мусульманские их одежды).
Признавая, что мы «реально живем в мiре завоеванном», на «оккупированной территории», я не считаю, однако, для себя возможным жить, исходя лишь из этого несомненного факта, но вовсе не потому, что я «герой сопротивления», а просто исходя из упования на Бога. Одно дело если это попустил Он, а иное, если Он уповает на нас. Таким образом, я отношу себя не только к числу верующих в Него, но и верящих Ему.
И потому вовсе не собираюсь, подняв забрало, объявить тем, кого Бог поставил для нашего вразумления над нами, что «иду на Вы». Просто делаю то, на что поставлен Богом. Пока не буду извещен о чем-либо ином…

С искренним уважением Ваш Сергей ФОМИН

8 июля 2006 г.

Примечания

[1] Опубликовавшую роман Б.А. Садовского «Шестой час» (1921) «Волшебную Гору» (VI. 1997) литературовед С.В. Шумихин окрестил в академическом сборнике, вышедшем в «малой серии» «Новой библиотеки поэта», «альманахом эзотерическо-нацистской направленности» (Садовской Б. Стихотворения. Рассказы в стихах. Пьесы. СПб. 2001. С. 379). Так что ублажаемые «ляхи» («академическая среда») – как это всегда и бывает – нисколько не помогли. – Прим. 2010 г.

[2] Вот этот текст: «…Хотелось бы высказать несколько предположений о том, как именно может осуществляться контртрадиционная деятельность. В отличие от внешней десакрализации традиционных институтов путем пародирования и вышучивания (венчание гомосексуалистов, учреждение женского священства, открытие “внеконфессиональных храмов” и т.п.), она может состоять во внутреннем извращении, совершенно не затрагивающем внешнюю сторону. Подмена такого рода невозможна без тотального изменения всего уклада религиозной жизни, из чего следует, что “святые сатаны” [дьяволослужители] должны действовать внутри общин верующих, в качестве их лидеров (например, церковых иерархов). Поскольку для подспудного завершения внутренней десакрализации необходимо весьма продолжительное по людским меркам время, должна существовать и преемственность, гарантирующая целенаправленное разложение традиционного института на протяжении многих поколений (механизмом ее обезпечения является контринициация […]). При этом совершенно очевидно, что члены общины (те, для кого контринициативные иерархи являются носителями духовного авторитет) будут оставаться в полном неведении относительно происходящего (иначе слова “праведники соблазнятся” были бы просто фигурой речи).
В пределе задача “святых сатаны” [дьяволослужителей] сводится к тому, чтобы полностью лишить обряд его благодатной силы (достичь этого можно путем изменения обрядности, т.е. такого рода послбления в требованиях к мiрянам, которое однозначно приведет к десакрализации). Когда же антихрист утвердится, вся мощь мiрской власти (подкрепленная колдовством падших ангелов) обрушится уже не на общину, не на союз духовных братьев, а на одинокого человека. Он будет еще, конечно, в состоянии стихийно защищаться от сатанинских инспираций (например, инвокацией Божьих имен), но и эта способность окажется, в конце концов, утраченной. Карим-хан Кирмани пишет об этом времени так: “Захотите произнести имя Бога, но не сможете”. Шиитское предание утверждает (со слов имама Джавара, мир ему), что улемы последних времен будут злейшими врагами Махди (да ускорит Всевышний радость его возвращения), который придет, чтобы восстановить ислам, вернуть людям религию». – Прим. 2010 г.
Tags: Артур Медведев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments