sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«СТРАННИК ОДУХОТВОРЕННЫЙ» (ЧАСТЬ 14)


Вершина Афона.


«Гора Афон, Гора Святая…»


Дважды довелось побывать Г.Е. Распутину на Святой Горе Афон.
Впервые он туда ходил в 1902 г. со своим дядей Дмитрием Ивановичем Печеркиным (1874†после 1929), отправившимся странствовать после смерти троих детей и супруги Пелагеи Яковлевны (1874†1902), на которой женился в 1895 г.



Мать Игумения Горы Афонской.

Дмитрий Иванович остался на Афоне трудником, а в 1905 г. был принят в Пантелеимоновский монастырь послушником.


Русский Пантелеимонов монастырь.

В другой раз Григорий Ефимович отправился на Афон в 1911 г. во время своего длившегося почти четыре месяца паломничества, начинавшегося на Святой Земле.
Там он вновь встретился со своим родственником, принявшим к тому времени монашеский постриг с именем Даниил.



Карея. Отсюда управляют монастырями Св. Горы.

При этом Г.Е. Распутин многое замечал.
Одному из своих собеседников он говорил: «Я ездил в Иерусалим, бывал на Старом Афоне – великий грех там от греков и живут они неправильно, не по-монашески. Но болгары еще хуже. Как они издевались над русскими, когда нас везли; они – ожесточенная нация, ощетинилось у них сердце; турки куда религиознее, вежливее и спокойнее. Вот видишь, как, а когда смотришь в газету – выходит по-иному. А я тебе говорю сущую правду».



Русский Ильинский скит.

Правоту этих слов Григория Ефимовича относительно беззаконий греческих и болгарских монахов на Святой Горе, высказанных им журналисту, подтвердили высылка в 1913 г. с Афона, под прикрытием борьбы с имяславием, объявленного греческими выучениками западных теологических институтов «ересью», до полутора тысяч русских монахов, а также безстыдное послереволюционное «выдавливание» оттуда оставшихся насельников русских обителей.


Пасха 1913 г. в одном из греческих монастырей. С оружием в руках на... Святой Горе.

Не зря о. Иоанн Кронштадтский незадолго до кончины пророчески писал на Святую Гору: «Афонским инокам венцы мученические».


Автограф св. праведного о. Иоанна Кронштадтского из его письма о. Антонию (Булатовичу) от 1 октября 1908 г.

Среди высланных в 1913 г. с Афона оказался и монах Даниил (Печеркин), которого Григорий Ефимович поселил в своем доме в Покровском, где тот жил до убийства своего родственника, товарища по странствиям и благодетеля. После он уехал на Новый Афон, где, скорее всего, уже в советское время, стал жертвой репрессий.


На празднике в одной из афонских обителей. Фото начала ХХ в.

Что касается Г.Е. Распутина, то он публично не раз высказывался против необдуманных действий, предпринятых на Св. Горе некоторыми иерархами-синодалами:
«А то еще приехали тут. Говорили, что не могут понять, как это Христос – святое Имя, а Иисус – нет? Грех, конечно, что они шум подняли. Нужно было бы про себя молиться, а они шуметь. О. Мисаил приехал и говорит им, распишись. Это в духовных-то делах “распишись”? Это как же в вере-то “распишись”? Это тебе Афон, а не министерство. А они им “распишись”, “распишись”! Я и Владимiру Карловичу [Саблеру] сказал, что это – грех! И кому нужно, всем сказал, что так нельзя. Ну и поняли, что я – прав. А он – “распишись”!»
«Вот у нас, – говорил он, – всегда так: раздуют дело, напутают, а потом все свалят на Царя, и Царь несет всю ответственность».



Среди афонских монахов.

Г.Е. Распутин пытался хоть как-то исправить содеянное. Именно он способствовал встрече Императора Николая II с монахами-изгнанниками.
Состоялась она в Александровском Дворце 13 февраля 1914 г., когда праздновалась память преп. Стефана, в иночестве Симеона, Царя Сербского, мvроточивого, ктитора Хиландарского монастыря на Святой Горе Афон.
В дневнике Государя читаем: «Такой же солнечный день. Утро было занятое. Завтракал [...] Принял четырех афонских старцев из изгнанных оттуда». Этими старцами были: иеросхимонах Николай (Иванев), схимонах Исаакий (Грязев), схимонах Мартиниан (Белоконь), монах Манассия (Зенин) – все из Свято-Пантелеимонова монастыря.



Русские святогорцы-изгнанники, встречавшиеся с Государем. Фото опубликовано в петербургском журнале «Дым Отечества» (1914. 27 февраля. С. 10).

В Докладной записке служащего Св. Синода, сопровождавшего святогорцев в Царское Село, сообщалось:
«…После получасового ожидания во Дворце, они были удостоены милостивой беседы с Государем Императором и Государыней Императрицей Александрой Феодоровной в продолжении приблизительно 40 минут, причем в комнате, где велась беседа, из Свиты никто не присутствовал.
В конце аудиенции, на просьбу монашествующих о даровании им высокой милости лицезреть Наследника Цесаревича, в комнату вошел Его Императорское Высочество и подал монашествующим руку, которую те поцеловали, а один из них, в благоговейном чувстве склонившись пред Царственным отроком, облобызал Его в голову».



В афонской костнице.

«…Ее Императорское Величество, – писал в рапорте архиепископ Арсений (Стадницкий), – будто бы настолько была растрогана их печальной повестью, что не могла воздержаться от слез».

Подробнее о проблемах, связанных с имяславием, и роли в разрешении этого дела Государя и Царского Друга см. в нашем исследовании:
http://www.nashaepoha.ru/?page=obj47150&lang=1&id=2695



Продолжение следует.
Tags: Распутин: паломник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments