sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

О НЕПОНИМАНИИ (продолжение)

2.
Артур Владимiрович Медведев.

«Время для диалога еще не пришло…» (продолжение)

[1.]

Здравствуйте, Сергей Владимiрович!
Хотел разъяснить свою позицию посредством телефона, но всё же решил, что письменно будет лучше. Так более ответственно, да и порой в устной беседе какие-то нужные мысли ускользают.
Начну с того, что к сему моменту я познакомил с Вашей статьей трех человек, входящих в редсовет журнала. При этом не стал давать читать материал двум остальным: Григорию Бондаренко и Андрею Щеглову (они староверы, и позиция их вполне предсказуема). Следовательно, прочитали работу, считая меня, четыре человека из числа редсовета. Общее мнение следующее: опубликовать материал, к великому сожалению, не представляется возможным. При этом, это только кажущееся «общее мнение».
Произошла довольно жесткая полемика. По итогам которой один человек вообще заявил о выходе из редсовета ВГ. (Будем считать это нашим жертвоприношением относительно данного текста, т.к. именно этот человек являлся очень компетентным научным редактором со знанием 6 языков: английского, французского, арабского, греческого, латыни, сирийского.) Сделал он это по той причине, что все остальные, при общей позиции отклонения текста, выразили абсолютную солидарность с Вами по основному тезису: убийство Царственных Особ было ритуальным убийством.
Но при том, что лично я (а также Али Тургиев и Мария Мамыко [супруга А.В. Медведева. – С.Ф.]) согласен с этой мыслью, и собственно говоря, не нуждаюсь в каком-либо дополнительном доказательстве на сей счет, есть целый ряд важных возражений. Они-то как раз и связаны с фоном этого дела.
Сначала объясню, почему при согласии с главным тезисом Вашего исследования, текст не идет в номер.
По сути, мы с Вами занимаемся общим делом. Но как бы в разных ипостасях, разных сферах приложения.
Вы трудитесь на ниве православного ультра-консерватизма, радикализма. С соответствующим стилем, подачей тех или иных мыслей, фактов и пр.
ВГ изначально ориентирована на более широкую аудиторию: академическая среда – студенчество, профессура, людей разных конфессий – Православие, Ислам, Буддизм (традиционные для территории Российской Империи), вообще всех интересующихся духовными аспектами традиций, традиционализмом как таковым. Поэтому среди авторов ВГ с 1993 г. можно обнаружить как ярких представителей академической школы (уже покойных академика лингвиста Василия Абаева, историка философии Арсения Гулыгу, математика и философа Василия Налимова, литературоведа и историка Вадима Кожинова… ныне здравствующих – философа и ведущего отечественного китаиста Владимiра Малявина, историков Церкви, религиоведов и пр.), множество людей, сфера творческой деятельности которых находится на стыке различных наук и предметов, да и вообще не далеких от академизма. Есть и иностранные авторы, при этом число их увеличивается. В данном случае я имею в виду не переводы уже ставших классиками в своих жанрах (и давно почивших), а современных западных исследователей, как правило традиционалистского толка, но и имеющих отношение к тем или иным университетам или исследовательским центрам.
При этом (пишу совершенно откровенно) религиозная принадлежность или общий духовный вектор некоторых наших авторов мне совершенно не близки. Но публикуем мы их по той простой причине, что они действительно являются глубокими специалистами и, как правило, занимаются какими-то эксклюзивными темами. Задача же моя лично и тех людей, кто помогает мне в работе над журналом, «заставить» работать этих авторов, а скорее даже не их самих, но их тексты, на общее дело ВГ.
К великому сожалению, ситуация сейчас не столь благостна как в церковной среде (богословие, религиозная мысль…), так и в общеконсервативной среде… Православных специалистов уровня того же Романа Багдасарова или исламских исследователей с уровнем духовной ответственности Али Тургиева… чрезвычайно мало. Поэтому мы вынуждены по-своему «не раскрывать карты до конца». Ибо есть желание не просто публиковать правильные тексты-мысли, но работать над предельным осознанием/пониманием тех или иных сакральных аспектов, тех или иных традиций.
В силу постигшего нашу Родину «вавилонского пленения», заката и богословской мысли и «духовно-практической» стороны дела, приходится всё восстанавливать по крупицам. Но при этом (звучит, конечно, самонадеянно) нет желания сосредотачиваться на сугубых реставрации или консервации (консерватизме). Так как мiр стремительно меняется, то меняются и методы, тактика и стратегия. Уже одно то, что я веду переписку практически в прямом режиме с авторами (иностранными и русскими), проживающими во Франции, США, Ирландии, Египте, Армении, Болгарии, Тайване, Канаде… свидетельствует о том, что живем мы в эпоху глобализма. Нравится нам это или не нравится.
Мое отношение к этому предельно простое: даже если мне что-то не нравится, то я должен, во-первых, сохранить себя как независимую от внешних обстоятельств личность, во-вторых, приложить всё от меня зависящее к тому, чтобы даже в самых неблагоприятных обстоятельствах попытаться трансформировать окружающую реальность в нужном для духовной реализации направлении. Вероятно, выражаюсь слишком витиевато. Если предельно огрубить смысл, то прозвучит это следующим образом: заставить все, что возможно работать на единый духовный вектор. Даже то, что может реально противостоять этому вектору. Все это, как Вы понимаете, довольно сложно. Но иного метода, кроме «проб и ошибок», нет.
ВГ позиционирует себя как имперский журнал. Но так как Российская Империй действительно была уникальной и под ее крылом жили и творили православные, мусульмане, буддисты… множество народов, то и отношение к инославным должно быть предельно уважительным. Что касается иудаизма (после того, как иудеи отвергли и распяли Христа), то лично я воспринимаю эту былую авраамическую и Боговдохновенную Традицию, как контр-традицию, а ожидаемого ими мессию как Антихриста. Но именно с того момента как они презрели Христа. Но это мои личные убеждения (впрочем, так же как и большинства членов редсовета ВГ, в том числе и староверов). Мы реально живем в мiре, завоеванном если не самим иудаизмом, то его сателлитами. Грубо говоря, на оккупированной территории. Поэтому есть Ваш Путь: открытого сотрудничества с православно-радикальными кругами, и есть наш: попытка внедрения подлинно традиционных аспектов в разные среды (академическую, вне-академическую, религизную и пр.). Соответственно, если бы мы опубликовали Ваш мтериал, то по понятным причинам пришлось был лишиться какого-то числа настоящих и потенциальных авторов. Что значительно ослабило бы позиции ВГ.
Так журнал постоянно приобретается (это выяснилось совсем недавно) рядом библиотек ведущих мiровых Университетов. В частности, абсолютно все выпуски ВГ присутствуют в Гарвардском, Йельском университетах, центральных библиотеках Берлина, Мюнхена… Для меня это не более, чем способ распространения, пуская и очень скромного, но влияния. Пускай даже на очень одинокие умы.
Периодически определенные круги пытаются «сканировать» журнал на предмет того, кто за ним стоит, кто финансирует, зачем, кто авторы и т.п. Происходит это по той простой причине, что ВГ не вписывается в определенные шаблоны: и не либеральное издание (типа «Нового литературного обозрения»), и не радикальное (типа «Русского вестника»), не правое, не левое… Но тем не менее, очевиден определенный вектор, то к чему клонит общая политика издания.
Так мы практически всегда публиковали неполиткорректные материалы (роман Б. Садовского «Шестой час», Толковую Палею, отклики К. Крылова и А. Щеглова на смерть «культового» философа-постмодерниста Ж. Деррида и пр.), но в то же время на страницах ВГ всегда можно найти вроде вполне «системных» академических авторов, которые на самом деле симпатизируют журналу. Но если мы напечатаем нечто из разряда того, что Вы предложили, будут вынуждены свернуть это сотрудничество. Увы, пока Система работает безотказно. Кстати, именно по этой причине, когда В.В. Кожинов предложил мне опубликовать Толковую Палею, Роман Багдасаров вызвался (взял на себя лишнюю работу) самому перевести наиболее значительные главы-фрагменты, отказавшись от предложенного перевода Дерягина. Роман убедил Кожинова заменить «жидовинов» Толковой Палеи на «иудеев». А ведь этот древнерусский труд отказывался публиковать академик Д. Лихачев, в том числе и по причине «жидовинов». В итоге смысл не поменялся и нам удалось осуществить первую публикацию (с очень качественными комментариями А. Щеглова). И нашим недругам не удалось повесить на ВГ ярлык «антисемитского» издания, что сразу бы маргинализировало всю нашу деятельность.
Вот, собственно, то, почему ВГ (действительно, к сожалению) вынуждена отказаться от публикации Вашего исследования.
Что касается действительных возражений, то они касаются некорректного сведения к общему знаменателю: вогулов, кельтов, иудеев, каббалистов и пр. Это совершенно разные традиции. Вам должно быть известно, что отношение к каббале в среде иудеев далеко не однозначное и порой очень отрицательное. Что каббала по сути «теологическая система» и ее нельзя обозначить как язычество. Потом, что касается жертвоприношний животных (в частности птиц), то как быть со следующим –
Вы пишете:
«…В современном нам еврейском молитвеннике (“Молитвы евреев на весь год с переводом на русский язык, с подробным изложением богослужебных обрядов и историческими заметками о молитвах”. Составил А.Л. Воль. Издание 7. Вильна. 1908), – писал в январе 1914 г. В.В. Розанов, – есть слова, читаемые в канун дня отпущения, иом-кипур, когда каждый еврей умерщвляет (замучивает) петуха и каждая замужняя еврейка замучивает курицу и произносит, обращаясь к “кому-то”, к судьбе ли, к “богу ли израилеву”: ”Это моя жертва, это мое замещение. Этот петух (курица) пойдет к смерти, а я доживу этот год в мире” (стр. 332)». «Еврейский подлинник, – делает к этому месту примечание В.В. Розанов. – Перевод на русский язык сделан не полно и не точно для сокрытия смысла». Обычай этот («каппарот») был безоговорочно принят евреями (первые упоминания о нем относятся еще к VII в.). «Народ видел в этом обряде, – читаем в дореволюционной «Еврейской энциклопедии», – символ прощения грехов и перенесения заслуженной человеком кары на животное. Петух считался для этого символом наиболее подходящим. […] В XV—XVI вв. под влиянием мистицизма обычай принял более грубый характер, приблизившись в представлении народном к жертвоприношению». Этот «мистицизм» есть ни что иное, как погружение в язычество, что является одним из коренных отличий ветхозаветного иудейства от современного талмудизма. Каббалисты же – просто язычники. Прежние – до прихода Христа в мiр – иудеи, без лишних разговоров, просто бы побили их камнями. Со времени отвержения Спасителя иудеи (и до того нередко уклоняясь с истинного пути) сильнейшим образом стали тяготеть ко всякого рода паганизму (язычеству), а через него, понятно, и к прямому сатанизму. «Каппарот (мн. ч. от каппара; “искупление”), – сообщает современная еврейская энциклопедия, – ритуальный обычай, по которому смерть или бедствия, сужденные человеку за грехи, символически переносятся на домашнюю птицу. Ритуал обычно выполняется в вечер, предшествующий иом-кипур […] Мужчина или женщина, совершающие ритуал, произносят стихи […], а затем вращают над головой петуха или курицу, соответственно приговаривая: “Это моя замена, это мое возмещение, это мое искупление. Этот петух (курица) обречен на смерть, а я – на добрую, долгую жизнь и покой”. Все это повторяется трижды. […] …Каббалисты И. Лурия и И. Горовиц наделили ритуал каппарот мистическим смыслом, в результате чего он стал весьма популярным в широких массах, особенно после того, как многие раввины не только примирились с ним, но даже признали его обязательным. Для ритуала каппарот, по мнению каббалистов, особенно желательны белые петух или курица».
А вот, что мы обнаруживаем в Ветхом и Новом Заветах:
«Если он виновен в чем-нибудь из сих, и исповедается, в чем он согрешил, то пусть принесет Господу за грех свой, которым он согрешил, жертву повинности из мелкого скота, овцу или козу, за грех, и очистит его священник от греха его. Если же он не в состоянии принести овцы, то в повинность за грех свой пусть принесет Господу двух горлиц или двух молодых голубей, одного в жертву за грех, а другого во всесожжение; пусть принесет их к священнику, и [священник] представит прежде ту из сих птиц, которая за грех, и надломит голову ее от шеи ее, но не отделит; и покропит кровью сей жертвы за грех на стену жертвенника, а остальную кровь выцедит к подножию жертвенника: это жертва за грех» (Лев. 5, 5-9).
«А когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву, принесли Его в Иерусалим, чтобы представить пред Господа, как предписано в законе Господнем, чтобы всякий младенец мужеского пола, разверзающий ложесна, был посвящен Господу, и чтобы принести в жертву, по реченному в законе Господнем, две горлицы или двух птенцов голубиных» (Лк. 22, 24).
Или относительно Вашей фразы «богу ли израилеву»
«благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему» (Лк. 1, 68).
Каким образом можно проигнорировать эти слова Писания?
Это я привожу просто в качестве примеров того, что встретить возражения у любого компетентного православного богослова или патролога.
Что я могу предложить Вам и в чем бы был даже заинтересован, это в публикации рецензий на Ваши книги. Во-первых, я искренне благодарен за презентованные мне книги и с огромной пользой для себя сейчас их изучаю. Вы действительно делаете благое дело и Бог Вас уж точно в этом не оставит. Во всяком случае, есть у меня такое стойкое ощущение. Во-вторых, мы могли бы рецензировать те или иные Ваши книги практически из номера в номер. Так как читательская аудитория у нас в большинстве разная, то донесение вести о Ваших трудах было бы, на мой взгляд, весьма полезно и даже необходимо.
Возможен и еще один вариант сотрудничества, помимо рецензирования. Мы сейчас начинаем выпуск двух первых книг, которые должны выйти в рамках серии Библиотека «Волшебной Горы». Правда книги эти предполагаются в мягком, но качественном переплете, малотиражные и небольшого объема. Первыми должны стать сборники статей:
Современного исследователя герметизма/алхимии и переводчика Глеба Бутузова (проживает в Канаде) АЛХИМИЯ И ТРАДИЦИЯ (180 стр. 500 экз.);
Крупного французского востоковеда и философа Анри Корбена СВЕТ СЛАВЫ И СВЯТОЙ ГРААЛЬ (первую часть этой работы Вы могли увидеть в XI номере ВГ, а всего в сборник войдет 6 текстов. 260 стр. 1000 экз.).
Я бы попробовал издать и сборник Ваших статей, объемом до 200-260 стр. Но тут есть некоторые условия: во-первых, я бы предпочел сам выбрать из общего числа Ваших текстов то, что тематически и по прочим критериям подошло бы для серии ВГ (разумеется, учитывая Ваши пожелания); во-вторых, что касается гонорара, то смог бы рассчитаться только по мере реализации сборника.
Кстати, в рамках сборника «Уральскую Голгофу…» вполне можно было бы издать. Но с некоторой редактурой. Пока всё это книжное предприятие довольно авантюрно и за первые книги мы вообще не платим гонораров, при том, что они и так получаются не дешевыми и дай Бог вернуть хоть часть затрат. По плану эти первые две книги должны быть сданы в типографию в феврале.
Приношу свои искренние извинения за возможно столь утомительное послание и отрицательный ответ относительно публикации статьи в журнале. Но, повторюсь, главную идею я разделяю, и благо я в этом не одинок.
Если Вы окажетесь в Москве, то был бы искренне рад с Вами лично познакомиться и обговорить какие-то моменты сотрудничества. Также я всегда доступен по телефону.

С искренним расположением, Артур МЕДВЕДЕВ

Окончание следует…
Tags: Артур Медведев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments